Улица Розы Люксембург (бывшая Александро-Невская)

Eе первое название - Александровская. Называлась она так в народе до первой росписи улиц (1839 г.) и связывалось это с ретраншементом А.В. Суворова, вдоль которого она и шла. После того, как был построен Александро -Невский собор, ее название утвердили в процессе росписи, как Александро-Невская.

В начале улицы, где ныне троллейбусная остановка, долгие годы, начиная с 1858 г., существовала биржа легковых извозчиков, которые на фаэтонах развозили "чистую" публику по городу. Место было идеальным, поскольку "всякий мог видеть и требовать его к услугам" с четырех улиц. В народной топонимике эта площадь именовалась Ершовской.

Но еще раньше, в конце XVIII в., участок земли здесь получил предводитель таврического дворянства грек Евстафий Иванович Нотара (1750-1809). Поскольку у Нотары и его детей было еще несколько участков земли с домами как в самом городе, так и в районе Малого Салгира, то, когда возникла идея о постройке в бывшем ретраншементе А.В.Суворова главного храма Таврической губернии - Александро-Невского собора, Нотара предложил для этого часть своей земли.

В 1804 г. губернатор Д.Б.Мертваго поставил вопрос о соборе перед министерством внутренних дел России. Столичный архитектор А.И.Русско составил план и исчислил смету. На представлении губернатора царь Александр I написал резолюцию "Быть по сему". Начался сбор средств среди народа на собор, были объявлены торги среди подрядчиков на его постройку. В 1810 г. место под постройку было освящено и дело пошло на лад.

Но тут грянула Отечественная война 1812 г. Денег, собранных среди народа, не хватало, а государству стало не до того. К тому же мастера проявили недобросовестность, материалы стали расхищаться. А тут еще ураганным ветром снесло кровлю, потоки воды заливали здание, фундамент и стены дали трещины.

На бывшего губернатора, к тому времени сенатора А.М.Бороздина, от его недоброжелателей посыпались жалобы, обвинявшие его в расхищении средств на строительство собора. Пришлось посылать на место следственную комиссию во главе с херсонским военным губернатором графом Ланжероном. Из Полтавы на осмотр церкви приехал губернский архитектор. Он подтвердил вывод о том, что собор придется разобрать. Дело рассматривал Сенат, и процесс тянулся 2 года. 29 декабря 1819 г. в указе Александра I отмечалось, что обвинения против бывшего губернатора не обоснованы и предлагалось "наложенное на имение А.М.Бороздина запрещение снять, дело зачислить решенным".

Собор к 1821 г. разобрали. На строительство нового храма был командирован из столицы опытный архитектор, титулярный советник Иван Федорович Колодин. По его предложению и плану для собора было избрано место на первой городской площади (ныне сквер Победы). Первый кирпич в новое здание 12 марта 1823 г. (в день освящения места) был заложен Таврическим губернатором Николаем Ивановичем Перовским, а спустя 6 лет, 3 июля 1829 г. при многочисленном стечении народа храм был освящен и открыт.

9 лет спустя вокруг собора начали разбивку сквера. Закончили благоустройство территории уже при губернаторе Петре Михайловиче Лазареве, сыне прославленного адмирала Черноморского флота. Об этом сохранился интересный документ -постановление городской думы от 11 октября 1893 г. Заслушав городского голову В.П.Меркулова о предложении "господина Председателя комитета по устройству ограды вокруг Симферопольского Александро-Невского кафедрального Собора" и по его проекту, дума решила сделать ее "с устройством по углам ограды легких подвижных киосков, из которых один служил бы помещением для сторожа, а другие три сдавались бы в аренду под продажу прохладительных напитков, фрукт, газет и т.п.". 5 марта 1894 г. выделено 1000 рублей для устройства ограды.

Главный христианский храм Таврической губернии просуществовал около ста лет. С ним были связаны все важнейшие события общественно-политической жизни не только города, но и губернии. Был он величествен и красив: голубые купола, позолоченные кресты, малиновый звон колоколов, прохлада сада... Большевики взорвали храм в ночь на 27 сентября 1930 г., ибо религия была признана "опиумом для народа".

Напротив собора, в квартале современных улиц Серова - К.Маркса - Пушкина - Р.Люксембург, в 1829-1846 гг. постепенно строился Гостиный двор. Место на углу было отдано под лавки купца первой гильдии Самойло Вульфовича Розенштейна, проживавшего на Госпитальной (нынешней ул.Курчатова). Вначале он построил одноэтажную лавку, открывшую особенно бойкую торговлю после Крымской войны. В 1871 г. С.В. Розенштейн и один из его сыновей Моисей (Макс) Самойлович, выбившийся уже в купцы 2-й гильдии, были избраны в гласные городской думы. Вскоре, как часть Гостиного двора, у Розенштейна-отца появилась и вторая лавка, в которой предприимчивый сын в 1884 г. основал первую в Крыму меняльную контору "М.С. Розенштейн и К°". Дело было доходным. А тут открыл свои операции Азовско-Донской банк, имевший 50 миллионов рублей основного и более 41 миллиона рублей резервного капитала. Банку требовалось помещение под Симферопольский филиал. И способный меняла предложил переделать свою вторую лавку под него. К 1891 г. угловая часть лавки была перестроена под такой филиал, который дошел до нас без особых изменений. Так к концу века в городе появился дом 4 - образец "банковской архитектуры", выделявшийся богатой лепкой. Бережливые банкиры не скупились на внешний лоск - выражение богатства и платежеспособности. Особенно эффектно внутреннее убранство операционного зала. В разные периоды здесь находились Крымское отделение Российского торгово-промышленного банка, Совнархоз, институт физических методов лечения, "нервная клиника", облфинотдел. Ныне здесь работает министерство финансов Автономной Республики Крым.

Дом 8 был построен в самом конце XIX в. доктором С.М.Левиным, имевшим при доме с выходом на Долгоруковскую (К. Либкнехта) улицу широко известную водолечебницу. "В Симферополе существует хорошо поставленное гидропатическое заведение и лечебница доктора Левина, в которой применяются разнообразные способы водолечения. Заведение помещается в центральной части города, рядом с гостиницей "Бристоль". В лечебницу принимаются всякие больные (кроме заразных и душевно больных)...". Так рекламировалась эта лечебница в путеводителе по Крыму Григория Москвича за 1910 г.

Номера 5, 7, 9 занимал Таврический архиерейский дом, располагавшийся на месте суворовского ретраншемента. Это был монастырский комплекс помещений, состоявший из жилого дома для архиерея, домовой церкви во имя 4-х святителей московских - Петра, Алексея, Ионы и Филиппа, 5 келий, 2 бань, кухни, столовой, ледника и др. построек. Полутораэтажный жилой дом для архиерея со всеми службами был куплен готовым. Кому он принадлежал и когда построен, пока выяснить не удалось (скорее всего Е.И.Нотаре или одному из его сыновей). Во всяком случае, когда в 1838 г. решался вопрос об усадьбе и новом доме Рудзевичей, то здесь указывалось место старшего сына Нотары Степана. Церковь же была построена в 1861 г. Архиерейский дом потерял монастырский статус в 20-х годах прошлого века и занимался властями города под разные учреждения. Во время войны его корпуса пострадали и были снесены. На их месте сейчас располагаются главпочтамт и гостиница "Украина" (1955-1959 гг.).
Следующий за гостиницей квартал (улицы Жуковского - Р.Люксембург - Суворовский спуск - река Салгир) застроен со всех сторон и плохо просматривается. Но если зайти во дворы домов 11а по Р.Люксембург или со стороны ул. Набережной, то будут видны и извилистая линия холма, на взлобке которого стояли солдаты В.М.Долгорукова и А.В.Суворова, и старые постройки, и даже остатки фундаментов первых строений.
Читая и перечитывая работы первого биографа Симферополя А.И.Маркевича, мы обратили внимание на упомянутую в связи с Н.И.Пироговым фамилию - Рудзевич. Дальнейший поиск дал интереснейшие сведения.

Основатель династии Якуб (Яков) Измаилович Рудзевич являлся одним из главных деятелей из крымских татар, стоявшим за присоединение Крыма к России. Он состоял при канцелярии графа П.А.Румянцева для переговоров с начальниками татарских улусов. 11 июня в его карасубазарском доме было открыто Таврическое областное правление, в которое он вошел наравне с русскими чиновниками и рядом татарских мурз.

В 1785 г. областное присутствие было переведено в специально построенные в Симферополе помещения (ул. Желябова, 1, 3). Рудзевич перебрался сюда и получил большой участок земли вблизи присутственных мест (от д. 11 до д. 13 по нынешней ул. Р. Люксембург). После его смерти наследники - сын, внуки и правнуки с женами построили здесь несколько зданий (номера 11, 11 а и 11 б). Когда именно построено их первое здание - найти не удалось. Но вот что интересно - 5 мая 1838 г. городская дума выдала удостоверение "кавалерственной даме Марфе Евстафьевне Рудзевичевой (жене А.Я. Рудзевича, урожденной дочери Е. И. Нотары) на отдаваемое пустопорожнее место... с тем, чтобы оное место застроено было... каменным домом в течение двух лет...". Указано и место - "рядом с домом Степана Нотары" (брата), "в 22 саженях от губернских присутственных мест" (что соответствует дому 11а).
Судьбы потомков Якубы настолько интересны, что без них беднеет история города. Во-первых, всех четырех детей назвали по предложениям Ектерины П. Александр Яковлевич (1776-1829) отличился на военной службе. Константин, капитан артиллерии, застрелился от неразделенной любви. Дочь Екатерина вышла замуж за крупного столичного чиновника Лодыженского. Дочь Елизавета вышла замуж за капитана А. Шостака, ставшего в Крыму вице-губернатором. Обе дочери до замужества были фрейлинами при Дворе императрицы.

Александр Яковлевич по обычаю детей дворянства начал службу в армии с 10-летнего возраста - сержантом лейб-гвардии Преображенского полка. В возрасте 16 лет стал капитаном, был направлен ("выпущен из полка", как тогда писали) в Генеральный штаб, где отличился и в 1794 г. произведен в секунд-майоры, причислен в Свиту Его Императорского Величества по квартирмейстерской части. Участвовал в боевых операциях в Польше и против французов, был ранен в руку. За отличия в сражениях не раз награждался и поощрялся. В 1811 г. он произведен в генерал-майоры, в 1813 г. - в генерал-лейтенанты, в 1826 г. "за отличия по службе" произведен в генералы от инфантерии.

Список наград А.Я.Рудзевича впечатляющ: высший орден св. Александра Невского, да еще с алмазами (давался за исключительные заслуги самому высшему офицерскому составу), св. Георгия 2-й степени, св. Владимира 2 ст., св. Анны 1 и 2 ст. с алмазами, Золотая Шпага, усыпанная алмазами, серебряная медаль "В память 1812 года", высшие иностранные ордена Пруссии и Швеции.

Его старший сын Николай воспитывался в школе гвардейских подпрапорщиков. Службу начал в 1825 г. подпрапорщиком Измайловского полка. Участвовал в войне с Турцией, сражался в Болгарии, где проявил мужество и был награжден орденом св. Анны 3-ей степени с бантом (1828 г.). В следующем году он уже адъютант генерал-фельдмаршала Дибича, через год у Паскевича. В 1832 г. он штабс-капитан, в 1839 - капитан, в 1843 -подполковник, в 1855 - генерал-майор, в 1860 - генерал-лейтенант. Являлся кавалером 15 орденов.
Младший, Александр Александрович, тоже пошел по военной линии. Участвовал в августе 1831 г. "впереди атакующих Варшавские укрепления, где был тяжело ранен и контужен", долго болел и был уволен из армии в 1842 году "в чине подполковника с мундиром".

Позже, в 1874 г., Н.А.Рудзевич подал прошение "на две пристройки к существующему его дому на Александро-Невской улице в 1-й части города", - отмечалось в решении городской управы. Прошение было удовлетворено. Вскоре и появился дом 11. В 1908 г. здесь, как указывается в "Справочной книге по г. Симферополю на 1911 г.", было открыто коммерческое училище Симферопольского купеческого общества. Курс обучения -7 лет: 7 классов основных и 1 приготовительный, принимали детей с 10-13 лет (по усмотрению родителей).

С конца 1995 г. дом капитально ремонтировали. Здание, особенно актовый зал, производят и сейчас сильное впечатление. Ныне его занимает Симферопольский городской технический узел "Гортелеком" - телефонная станция. В доме 11-а работает республиканский научно-методический центр народного творчества. А в остатках старого дома (11 б) - штаб гражданской обороны центрального района г. Симферополя.

В 1909 г. возник вопрос о прокладке новой Архивной улицы. И вновь появилась из небытия фамилия Рудзевичей. Составлен был план их усадьбы, занимавшей чуть ли не весь квартал (от нынешних гостиницы "Украина" до колледжа железнодорожного транспорта, исключая здание архива - бывший флигель присутственных мест (д. 13). В 1910 г. городская управа отмечала, что "путем взаимных прирезков и отрезков из соседних владений... выделена полоса ... общей площадью в 447,5 кв. саж. для проложения новой Архивной улицы". Из них 319, 8 кв. сажени передали в дар городу Рудзевичи.

Первый государственный архив Таврической губернии был открыт в здании (Р.Люксембург, 13), которое было построено еще в 1784-1787 гг. В документах за 1829 г. говорится, что это "каменный флигель об одном этаже, оставшийся от разломанного главного дому, где помещались прежде присутственные места, покрытый черепицею", что в нем помещались архив палаты уголовного суда, а в другой части - "мастерския Таврического гарнизонного батальона".

В начале 30-х годов старое здание было снесено, а на его месте первым видным градостроителем Симферополя И.Ф.Колодиным сооружено новое, двухэтажное, вступившее в строй в мае 1832 г. В последующие годы был увеличен его штат и документы свезены из всех присутствий. Улица, идущая к Салгиру, получила название Архивной. Когда прокладывали проход к реке (1910-1912гг.), появился и Архивный (ныне Суворовский) спуск. Во время Крымской войны архивы, по указанию губернатора В. И. Пестеля (брата казненного декабриста), вывозились за пределы города на 1000 подводах, но почти сразу, как только выяснилось, что Симферополю не угрожает захват противником, были возвращены обратно. Неоценимую роль в сохранении и первичной обработке архивных материалов сыграла Таврическая ученая архивная комиссия и особенно ее основатели А.Х.Стевен, И.И.Казас, А.И.Маркевич. Они просмотрели более 150 тысяч дел и отобрали около 10 тысяч для передачи в губернский архив на постоянное хранение. (Архивы пудами продавались на базаре обойщикам, в 1883 г., например, при слиянии Таврического управления государственных имуществ с таким же Екатеринославским было незаконно продано, без просмотра, до 300 пудов дел).

В 1919 г. по постановлению наркомпроса Крымской Советской Социалистической Республики здесь был создан Крымцентрархив на базе старого архива. Его до 1921 г. возглавлял профессор Крымского университета, будущий выдающийся ученый академик Б.Д.Греков.

В годы Великой Отечественной войны немцы похозяйничали в архиве, изъяв все документы, связанные с землевладением в Крыму немцев-колонистов, уничтожив ряд ценных документов советского периода. К тому же часть их, вывозившаяся на Большую землю, попала под бомбежку в Керчи и сгорела. В 1945 г. вновь образованный Крымский областной государственный архив был переведен в здание бывшей семинарской церкви на улице Гоголя, 16,а в 1974г. - в специально построенное здание на улице Кечкеметской, 3.

Дом 10 состоит из двух корпусов. Принадлежал он купцу и предпринимателю, одному из электроосветителей города И.И.Черкесу. В первом корпусе одно время находился детский приют графини Адлерберг, открытый в 1854 г., позже переведенный в дом Раевских (Пушкина, 20).

Особый интерес представляет комплекс зданий, введенных в строй в 1787 г. Эти дома по ул.Р.Люксембург, 12, 14, 15 и 17 - первые в городе. Они были заложены в 1784 г. Дом 15 - как путевой дворец для Екатерины II, остальные - как флигели к нему. Приготовления к путешествию императрицы в полуденный край начались еще весной 1784 г., когда был разработан маршрут путешествия и начался сбор данных о его объектах. В распоряжение командующего русской армией в Крыму генерал - поручика барона О. А. Игельстрома было выделено 23 тысячи рублей для строительства дворцов. Со 2-ой половины года этим ведали его преемник М.В.Каховский и правитель Таврической области В.В.Каховский (братья, земляки Г.А.Потемкина). Деньги отпускались из соляной экспедиции и феодосийского монетного двора. При этом 30 сентября Потемкин торопил братьев Каховских "0 поспешном в Таврической области строении дворцов по пути для Высочайшего Ея Императорского Величества шествия". Через 3 дня императрица подписала новое расписание движения, в котором в Симферополе предусматривались "обед, ночлег и обед". И хотя ордером от 7 октября Потемкин уточнял, что в Симферополе "только обед", с постройкой зданий спешили.

Путевой дворец, заложенный 21 октября 1784 г., достраивался и отделывался до 1787 г., так как путешествие из-за холеры в ряде губерний откладывалось. Другие здания, в том числе и на нынешней ул. Желябова, 1-5, в 1785 г. были заняты под "присудственные" (как тогда произносили и писали это слово, кстати, более правильно) учреждения. До этого они находились в Карасубазаре и Бахчисарае.

Представить, как выглядело это здание, дает возможность сохранившаяся в крымском архиве "выписка о казенных строениях, принадлежащих казенному ведомству и состоящих в городе Симферополе", составленная губернским архитектором И. Колодиным в 1818 году. В документе говорится, что это был большой дом, построенный из бутового камня на глине и крытый черепицей. Здание имело 20 комнат и трое сеней. При нем были пристроены кухня со службами, отдельно - флигели.

В мае 1787 г. жители Крыма встречали невиданный по роскоши кортеж. Всероссийская императрица Екатерина Великая в сопровождении блестящей свиты, императора австрийского Иосифа 11 и послов ряда европейских стран совершала свое "шествие" в полуденный край. Выехав из Санкт-Петербурга в конце зимы почти на 200 санях, путешественники через Лугу - Великие Луки - Смоленск - Новгород Северский - Чернигов доехали до Киева, прожили здесь почти 3 месяца и по открывшемуся ото льда Днепру спустились на роскошно убранных галерах до порогов. Отсюда - в каретах к Каменному Мосту - Перекопу - Бахчисараю - Инкерману - Севастополю - Бахчисараю - Симферополю - Карасубазару - Судаку - Старому Крыму - Феодосии и через Арабатскую стрелку - Геничи - Мариуполь - Таганрог - Черкасск - Лугань -Харьков - Белгород - Курск - Орел - Тулу - Москву - Клин -Новгород вернулись в столицу.

Французский посол граф Л.Ф. Сегюр, участвовавший в этом вояже, отмечал в специально по этому поводу вышедшей в Париже книге (1803) , что "богатство степного края, быстрое развитие городов, изобилие военных запасов и снарядов, отличное устройство войска, значение военных портов, прелесть южной природы в Крыму, заботливость князя при управлении всем краем, - все это должно было поразить Екатерину, обезоружить недоброжелателей князя и в то же время привести в удивление Европу. На западе должны были узнать, какими источниками богатства и могущества располагает Россия. Путешествие это из контроля над действиями Потемкина должно было превратиться в торжество его, Екатерины и вообще России в глазах Европы, в демонстрацию перед Оттоманской Портой и ее союзниками, оно должно было внушить страх недоброжелателям России..."
Симферополь встречал императрицу и ее свиту 26 мая. Войска, чиновники, купечество и жители выстроились далеко за городом, сияя наградами и новенькими мундирами. Путешественники, выехавшие из Бахчисарая в 9 утра, прибыли в Симферополь "в первом часу дня". Выделенные "для гостеприимства" поручик правителя области К.И.Таблиц и прокурор А. С. Таранов-Белозеров поднесли хлеб-соль. Гремела музыка полкового, оркестра... Кортеж направился к первому христианскому храму равноапостольных святых Константина и Елены, устроенному в купленном у татарина полковником Б.Тищевым и приспособленному для этой цели домику (ул.Октябрьская, 8). В церкви Екатерина коротко, но истово помолилась, оставила щедрые пожертвования. Выразила недовольство малым размером церкви и пожелала, чтобы в столице Крыма был построен храм, более достойный края.

Затем кортеж направился в путевой дворец. Здесь ее встретили прискакавшие вперед Потемкин, гофмаршал Барятинский, правитель области Каховский, чиновники высшего ранга, офицеры пехотного Севского полка, дамы чиновников. Был дан обед, как обычно роскошный, на котором, кроме Екатерины и Иосифа, присутствовало 47 человек. После него императрица посадила в саду за зданием три шелковицы, и кортеж двинулся в Карасубазар. Его сопровождали чиновники области и военные. Здесь 14 из них были представлены к наградам за успехи в развитии края.

После отъезда императрицы ее путевой дворец был занят под канцелярию и жилье правителей области (вначале В.Каховского, затем С. Жегулина). Первый хоть и имел за городом свой дом, но, занятый службой, проводил почти все свое время здесь. Когда при Павле I на несколько лет была ликвидирована Таврическая область, здесь размещались офицерские казармы и госпиталь. Но уже с 1802 г., когда была образована Таврическая губерния, в этом угловом здании находились почти все главные административные учреждения губернии, в том числе канцелярия Таврического губернатора, высшего представителя местной власти. Здесь вершились судьбы всех, кто был подвластен "его превосходительству": назначались или утверждались должностные лица, выслушивались и составлялись отчеты о состоянии дел в уездах и городах губернии и т.д. (До переезда в 1805 г. в казенный дом по нынешней ул. Ленина, 15, здесь еще пожили губернаторы Г.Милорадович и Д.Мертваго).

В 1822 году губернский архитектор И.Колодин составил план и смету на перестройку путевого дворца с тем, чтобы новое здание было двухэтажным. Оно создавалось на старом фундаменте, да и разобран путевой дворец был только до оконных подушек, ибо в нем был крепкий камень с Неаполя скифского и ханского дворца из Ашламы (близ Бахчисарая).

В 1823-1826 гг. здание строили русские и украинские крестьяне из сел Курской, Калужской, Орловской, Санкт-Петербургской губерний и Днепровского уезда Таврической губернии. Материалы поставлял перекопский купец третьей гильдии В.Шубников. Дом получился высокий, просторный, крытый черепицей. При нем - одноэтажные флигели, навесной сарай и другие строения, окруженные каменными стенами с тремя воротами. Строительная комиссия отмечала основательность работы в новом здании: "Внутреннее расположение каждого присутственного места гораздо приличнее и выгоднее размещено, и сообщения между ними сделаны удобные".

Во дворе дома, в одном из флигелей, в 1830 г. была открыта первая в губернии типография. В этой типографии печаталась первая крымская газета - "Таврические губернские ведомости".

В годы борьбы белых и красных здание на Александро-Невской, 15 использовалось для различных центральных учреждений. В 1918 г. здесь работал Совнарком республики Тавриды, во главе которого стоял Н.Г. Слуцкий, о чем говорит мемориальная доска на фронтоне здания. Работали здесь и органы власти крымских краевых правительств (1918-1919 гг.). После войны над зданием надстроен третий этаж и переделан фронтон. Ныне его занимает колледж железнодорожного транспорта.

Бывшие флигели дворца (дома 12, 14) используются под жилье. На месте одного из флигелей построен дом 16. Во дворе его в середине XIX в. одно время находилась пожарная команда с обозом лошадей.

Постепенно улица становилась вполне "настоящей". С 1807 г. при въезде в город, тогда еще в чистом поле, возник комплекс "богоугодных заведений" - губернская земская больница (д. 27) и другие общественные дома. В 1854-1856 гг. в одном из них - главном корпусе губернской больницы - располагался госпиталь, где лечились раненые защитники Севастополя. Здесь работали великий русский хирург Н.И.Пирогов, выдающийся терапевт С.П.Боткин и первые сестры милосердия, о чем сообщает мемориальная доска. Здесь же училась и работала в 1877 г. известная террористка С.Л.Перовская.

Губернская больница имела 3 отделения: психиатрическое, хирургическое и сиротское. В сиротское отделение стали вначале принимать детей приютской прислуги, детей ссыльных и беднейших родителей. Уже через год в отделении было 182 ребенка, а в 1870 г. отделение было преобразовано в приют.

В связи с реформами 60-х годов XIX в. здания больницы перешли из подчинения Приказа общественного призрения в ведение губернской земской управы. В 1882 г. для приюта по решению губернской земской управы был выстроен специальный дом - двухэтажное здание, общий вид которого дошел до нас без изменений (Р.Люксембург, 27). На фронтоне здания сохранился горельеф, изображающий женщину с двумя детьми - один у груди, другой у ее ног.
"Справочная книга по Симферополю на 1911 г." свидетельствует: "Брошенные и подкинутые дети через полицию отдаются в сиротское отделение Богоугодных заведений Таврического земства. Вскормив в отделении, большая их часть отдается в деревни под наблюдение фельдшериц, по достижении школьного возраста дети обучаются в школе сиротского отделения или в сельских школах". В отчете за 1908 г. указывалось, что под наблюдением на стороне находилось 2075 детей, за год прибыло 901, а всего - 2976 человек, за год умерло 640, возвращено родителям - 62, на усыновление отдано - 35, в ремесло и услужение - 65 детей.

Ряд лет приютом руководила София Андриановна Арендт (урожденная Сонцева), жена врача Николая Андреевича Арендта, одного из основателей учения планеризма. О причинах, по которым подкидывали детей, говорит "Вестник Таврического губернского земства" за 1903 г.: "Детей подкидывают потому, что дома кормить этих детей нечем, потому, что и рабочие члены семьи живут впроголодь, потому, что большинство рабочего населения обречено трудиться всю свою жизнь, не покладая рук, только для того, чтобы не умереть с голода..." В таких условиях мало чем могла помочь и Антонина Станиславовна Высочинская - первая в Крыму женщина-врач, приглашенная в 1885 г. на работу в приют.

0 Комментариев на “Улица Розы Люксембург (бывшая Александро-Невская) ”


Добавить комментарий